Что будет с Узбекистаном после Каримова, — Александр Коц

Что будет с Узбекистаном после Каримова, — Александр Коц | Русская весна

О здоровье главы республики приходят противоречивые сведения — по одной информации он жив, а по другой скончался, пишет спецкор КП.ру Александр Коц.

1 сентября Узбекистан должен масштабно отметить 25-ю годовщину независимости. И, судя по всему, это будет первая памятная дата за четверть века, которую страна встретит без своего лидера — Ислама Каримова.

На момент написания этих строк судьба президента Узбекистана так и оставалась неясной. Как это часто бывает вокруг фигур для многих полубожественных, информация о состоянии здоровья Каримова оставалась противоречивой.

Редкие местные СМИ и роты опальных политиков-эмигрантов, ссылаясь на свои анонимные источники, сообщали, что глава государства скончался, не перенеся инсульта. Столь же анонимные источники российских информагентств, заверяли, что Ислам Каримов жив, и состояние его — стабильное.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков дипломатично ушел от ответа, сказав, что «было бы неправильно из Кремля все-таки давать какие-то детали по состоянию здоровья главы государства Узбекистан». При этом он отметил, что «различные сообщения» подтверждений не нашли.

Единственная официальная информация исходила от узбекского кабмина, который подтвердил в воскресенье госпитализацию президента. И это уже говорит о многом. За 26 лет властвования Ислама Каримова «хоронили» четыре раза, но из уст чиновников его диагнозы не транслировались никогда.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Президент Узбекистана умер, — СМИ

Политическая система Узбекистана выстроена так, что реальные информационные утечки в ней маловероятны — жесткая вертикаль, замыкающаяся на единственного человека, отсутствие какой-либо политической оппозиции, сильные позиции спецслужб…

«Сарафанное радио» конечно разносит свежие «новости» — вице-премьер Узбекистана Рустам Азимов взят под домашний арест, в Ташкент прилетел Лео Бакерия, — но проверить их, при отсутствии у местных властей привычки давать комментарии в критические моменты, практически невозможно.


Президент России Владимир Путин и президент Узбекистана Ислам Каримов перед началом переговоров в Кремле в апреле 2016 года. ФОТО Михаил Метцель/ТАСС

По нынешнему гробовому молчанию официального Ташкента чувствуется растерянность и попытка выиграть время и избежать периода нестабильности в случае смены власти.

Хотя, чтобы избежать волнений, стоило бы объявить народу, кто сейчас управляет страной.

Тем более, что в 2010 году как раз по инициативе самого Каримова в Конституцию были внесены изменения на подобные случаи. Исполнять обязанности президента должен глава сената республики (сегодня это — Нигматилла Юлдашев), который в течение трех месяцев готовит выборы нового главы государства.

Но сенат молчит, как и кабмин вместе со Службой национальной безопасности. Не из вредности. Просто система такая. О кончине Туркменбаши Супармурата Ниязова, поговаривают, тоже сообщили не сразу. Да и о дате смерти Сталина некоторые исследователи спорят до сих пор. И если после смерти генералиссимуса в стране наступила оттепель, то в Туркмении один культ личности пришел на смену другому.

А пока официальный Ташкент хранит молчание, эксперты наперебой обсуждают будущее Узбекистана.


Президент Туркменистана Супармурат Ниязов скончался 21 декабря 2006 г. ФОТО ИТАР-ТАСС/ «Сигнар»

Впрочем, тут интриг не так много. Основной претендент на кресло президента — нынешний премьер-министр Шавкат Мирзияев, близкий к главе СНБ Рустаму Иноятову. Последнего называют самым влиятельным политиком после Каримова.


Премьер-министр Узбекистана Шавкат Мирзияев. Фото ИТАР-ТАСС/ Виталий Белоусов

— Если власть наследует Мирзияев, то, скорее всего, Ташкенту не избежать серьезного усиления российского влияния, — прокомментировал в своем Facebook эксперт по Средней Азии Аркадий Дубнов. — Что вовсе не означает нового возвращения Узбекистана в лоно ОДКБ или его вступления в ЕАЭС. Это будет отвечать, скорее, интересам прагматичным, нежели политическим, наследникам Каримова нужна будет реальная поддержка, и в Москве на нее не поскупятся, цена вопроса весьма велика.

Прозападный крен нового поколения узбекской элиты при этом вовсе не исключен, но резкие повороты в настроениях не свойственны политике Ташкента, это может стать делом будущего.

Среди претендентов также — заместитель Мирзияева Рустам Азимов (который то ли арестован, то ли нет). Шансы Юлдашева на высший пост оцениваются скептически. Как и передача власти «по наследству».

— Дочь Каримова в качестве претендента? Я совершенно уверен в том, что такого сценария не может быть в принципе, — поделился с «КП» эксперт по странам Средней Азии отдела СНГ РИСИ Дмитрий Александров. — Потому что она не занимает никаких постов. И, насколько известно, никогда не проявляла каких-то невероятных амбиций.

Я уж молчу по поводу того, что это было бы нарушением определенных конституционных норм. Я уверен, что государственный аппарат Узбекистана сможет вот этот период достаточно сложный пережить, при любых раскладах социально-политического кризиса в Узбекистане не будет, именно за счет достаточно сильного государственного аппарата Узбекистана.

Основной же вызов, который ждет новые элиты в случае смены власти, это радикальный ислам, который Каримов жесткими методами фактически загнал в подполье. Именно религиозные экстремисты могут стать той силой, которая попытается «раскачать лодку» в переходный период. И это грозит серьезными последствиями не только Узбекистану, но и региону в целом.