Запоздалое прозрение или случайный порыв? — к волне разоблачений военных преступников из ВСУ и «нацбатов» волонтерами «АТО»

Запоздалое прозрение или случайный порыв? — к волне разоблачений военных преступников из ВСУ и «нацбатов» волонтерами «АТО» | Русская весна

«Волонтер АТО» Лилия Украинская подняла тему, о которой до прецедента с батальоном «Торнадо» старательно умалчивала украинская сторона.

«Русская весна» уже цитировала пост Лилии, которая в настоящий момент, по причине истерики, которую подняли в сети ее «побратимы», закрыла от посторонних свою страничку в  Facebook.

В частности, волонтер пишет о грабежах, пытках и изнасилованиях, которые активно практикуются украинскими военными. Показательны, впрочем, комментарии к ее записи, где слова Лилии подтверждают очевидцы.

Жительница Авдеевки, занятой ВСУ, подтверждает:

Оксана Бережная: Спасибо, Лилия,за этот пост. Не многие решаются сказать об этом вслух. Я живу в Авдеевке. Видела подобное.

Волонтер говорит о грабежах и продаже гуманитарки:

Юлия Клименюк: Сережки, снятые с детей и цепочки, люстры, шубы и мебель вывезенная из Песок, отжатые машины, вывезенные елки и туи, бытовая техника…

Все это можно было слышать… Можно, но когда ты передаешь лекарства, ставишь на них метки, это всего лишь ящик лекарств (по цене пульсара) … А потом видишь эти лекарства в аптеке … И через неделю новый заказ на лекарства … — у нас все болеют …

Лилия Украинская: Я еще многое могу рассказать (((к сожалению. А самое обидное, что нас использовали в тот момент, когда мы хотели бескорыстно помочь( 

И другие свидетельства.

Людмила Леонова: Антон, когда мне рассказывали подобные истории, я, как и вы, не верила, считала это ересью, обманом, недопониманием ситуации. Это было в 14, сейчас 16 год, а ситуация такая же. Она не так плачевна и ужасна, как в начале войны, но имеет место быть. И как правильно сказала Лилия, не везде, не все ребята этим занимаются. Но это происходит! Поговорите с теми, к кому вы ездите, поднимите тему, они поделятся с вами инфой. Главное не будьте страусами —  если у ваших этого нет, то нет по всему фронту. Есть. К сожалению.

Виктор Владимиров: Для Антон Череп и др. Это было по всему «фронту», особенно в 2014. Местные знают.

Ruslan Hunter: Для жаждущих названий подразделения: Азов, Айдар, 40, 20, 37, 23, Скіф та ін. Не не означає, що весь особовий склад цим займався. 90% солдатів та офіцерів могли і не здогадуватись про темні справи. Це залежить від командира взагалі та від «кваліфікації» окремих «воїнїв». Але з повною впевненістю заявляю, що бачив сам «Азов» десь 80% особового складу це мародери та реальні фашисти обкурені та обколоті!!!

Lidiia Baranova: Было, было. Некоторые с самого начала с брошенных домов вывезли кучи техники и мебели, даже не скрывая у себя дома, откуда они все притащили.

Павел Сухань: Полностью поддерживаю. Причем случаи были как и в добробатах, так и среди ВСУ. В большей степени мобилизированного контингента. В частности, в Талаковке орудовал развед. взвод 17й танковой бригады. Воровали зерно с фермы, продавали и покупали алкоголь. Мы там свой пост наблюдательный сделали и лавочку прикрыли. При этом процессе чуть не дошло до прямого боестолкновения с ними. Вот так вот.

Виктор Савчинский: Лиля говорит правду. И не нужно глотки рвать про зраду. Одни воевали, другие лазили по тылам и грабили. И эти уголовники и мародеры попали в добровольческие батальоны не случайно, кто-то им выдал оружие, кто-то ставил во главе подразделений. Все это делалось для того, чтобы в нужный момент скомпрометировать подразделение или сделать ручным. Почему многие отказались вступать в всу и нгу, а предпочли уволиться? Они же добровольцы?? Потому что контроль и статья появляются, а задача минимум по наживе выполнена. Но большинство почему-то пошло в нгу….

Игорь Паршаков: Мародерства было очень много. В том числе среди офицеров. Пытки и беспредел были. Воровство волонтерской помощи — массовое явление. Наркомания и алкоголизм — и сейчас обычное явление. И все же большинство бойцов ВСУ и добробатов служили честно и достойно и воевали из патриотических чувств.

Алёна Хохлова: Не в бровь, а в глаз. Я не обсуждаю то, в чем досконально не разобралась. Был горький опыт с Семенченко. Патриотизм не дает право на воровство, изнасилование и разбои.

Татьяна Пустовойт: Сейчас многие будут писать большей части бред и бить в грудь себя, что этого не было, что рассказала Лилия, но в семье без урода не бывает, и я помню, как пришли к нам военные в город и что было и происходила у нас, уже молчу, что было в других местах, сама попала в такую ситуацию, как Днепр1 ко мне домой пришёл, тихушники в том году, я в Киеве была, залезли на чердак и маразм — хотели залезть в квартиру через чердак, пробить дыру через потолок, идиоты одним словом, я была в Киеве, увидели соседи группу лиц в масках и в военной форме, зашли в подъезд, так как зная, что мой муж воюет, а те не знали, что он доброволец с самого начала, соседи позвонили мне, что зашли люди, а у меня в доме одни бабульки, и я, тут вторая соседка позвонила, что то бьют в чердаке, я позвонила маме и вызвала наряд, тете своей позвонила полковнице, все рванули туда, те конечно в шоке, дырку нормальную сделали, одним словом, все были в шоке, там один показал удостоверение Днепр 1 и сказал, у них плановый обход типа зданий, но через дорогу в милиции сказали, что ничего не согласовывали, что это все враньё, военные сказали, в личном разговоре, что это заказ и нам надо посмотреть квартиру, моя мама была в шоке, но при всех открыла, смотрите, потом мой муж позвонил с передовой и громко сказал, держите их, мы сейчас с пацанами приедем, и мама моя ещё сказала, сейчас приедет зять, он сейчас в Гнутова, уточнили, а что он там делает, мама ответила, он доброволец, на тот момент ПС, так те сразу начали ломится, но наша милиция не останавливала их, они уехали, я представляю, сколько таких случаях было.

А вот комментатор приводит в качестве примера историю погибшего бойца ВСУ «Маэстро», которого прошлым летом нашли в наручниках и с несколькими пулями в голове. Распространено мнение, что Костакова убили «свои же» украинские силовики.

Мария Морская: Я всегда говорила и говорю, что молчать нельзя. Чтобы мы не превратились в «дедывоевали». Не надо идеализировать нашу армию, только потому, что она нас защищает по факту. Люди все разные. И это нужно понимать и принимать. Рядом с патриотами — уроды. Так убили Сергей Костаков, свои же, за то, что молчать не хотел…

Поэтому, расслабьте булки все те, кто щас начнёт у…аться по поводу ' ой-ой, авторитет армии упадёт». Вот чтоб не упал — надо говорить и наказывать этих тварей.

Есть и другие комментаторы. Те, кто возмущенно пишет: «Лилия, как вы смеете ронять престиж армии в военное время», а также интересуются, почему волонтеры с такой информацией не идут в суд. Мы проанализировали не все свидетельства, только самые яркие.

И их, похоже, хватает для того, чтобы составить определенное впечатление об украинской армии. Даже если бы у нас не было своих свидетельств. Свидетельств обычных мирных жителей Донбасса, которые в 2014 году побывали под украинской оккупацией.

Волна пошла. У украинцев начали открываться глаза на то, кто «защищает их от агрессии Мордора». Это будет больно. Очень больно.

Но, возможно, это первый шаг к снятию розовых очков.

Анна Долгарева, военный корреспондент «Русской Весны»