Первый российский «Стелс»: тайна проекта МФИ 1.44 (ФОТО)

Первый российский «Стелс»: тайна проекта МФИ 1.44 (ФОТО) | Русская весна

На авиасалоне «МАКС-2015» в подмосковном Жуковском, который откроется 25 августа, широкой публике будет впервые представлен самолет конструкторского бюро «МиГ» — больше известный в кругу специалистов как «Изделие 1.44».

Впрочем, правильнее, и, главное, понятнее, этот самолет следует называть МФИ — многофункциональный фронтовой истребитель.

По крайней мере, так посоветовал авиаконструктор Ованес Микоян, принимавший самое непосредственное участие в создании этого истребителя пятого поколения, который мог получить название МиГ-35 — об этом сообщает телеканал «Звезда».

История МФИ — и уникальна, и драматична одновременно. Работы над его созданием началась даже раньше, чем над потенциальным американским конкурентом — F-22 «Раптор». Но вот американец уже во всю летает, а российский истребитель первый и, увы, единственный раз поднимался в воздух 29 февраля 2000 года.

15 лет назад! Не взлетит он и в этом году — боевую машину, долгие годы считавшуюся суперсекретной, практически никому не показывали, а последние годы она вообще пылилась под чехлом на аэродроме ЛИИ им. М. Громова. Летчик-испытатель, Герой России Владимир Горбунов, единственный пилот, поднимавший МФИ в небо, до сих пор хранит «военную тайну» и практически ничего об этом самолете не рассказывает.

Секретность при первых испытаниях, которые начались еще в 1986 году на полигоне НИК ВВС под Актюбинском была такой, что все работы замирали при пролете в космосе американских спутников-разведчиков. Вообще потенциальным шпионам могло показаться, что здесь идут работы с истребителем МиГ-29 или Су-27.

Первый публичный показ МФИ состоялся в январе 1999 года — истребитель лишь прокатился по полосе на глазах у многочисленных журналистов. Но не взлетел. Первый полет, который длился 18 минут, состоялся годом спустя — уже без присутствия посторонних глаз. По словам упомянутого Владимира Горбунова, «машина вела себя штатно, чувствуется, что у истребителя большой потенциал».

Впрочем, несмотря на то, что характеристики истребителя держались в секрете, некоторые цифры стали известны. Он мог развивать скорость до 2900 км/ч и при этом держать крейсерскую сверхзвуковую скорость. Высота полета самолета, оснащенного двумя двигателями московского КБ «Люлька-Сатурн», могла достигать 20 километров. По боевым характеристикам МФИ мог противостоять в воздушном бою десяти самолетам противника.


 
Истребитель считался незаметным — технологии покрытия самолета, поглощающие волны радаров, позволяли ему «маскироваться» в воздухе не хуже, а то и лучше американских «Стэлсов». Да и разница в цене по сравнению с тем же F-22 у МФИ было гораздо меньше — 70 миллионов долларов против более чем 100 у конкурента. Тогда же шла речь, что наш истребитель уже через пару месяцев начнет полноценные полеты.

Работы по созданию МФИ начались еще в конце 70-х годов прошлого века. Перед конструкторами МиГа стояла задача создать принципиально новый истребитель — многофункциональный, способный работать по наземным и воздушным целям, сверхманевренный, малозаметный во всех спектрах — визуальном, радиолокационном, тепловом и электромагнитном.

Истребитель должен был обладать сверхзвуковой крейсерской скоростью, позволяющую осуществлять энергичную манеру воздушного боя, навязывание инициативы противнику и быстрое реагирование на меняющуюся тактическую обстановку. Естественно, что это был своеобразный ответ на начавшиеся разработки американских конструкторов. Наш истребитель должен был стать лучшим.

«Заложенные в новый истребитель технологии действительно должны были превзойти американские, — говорит авиаконструктор Ованес Микоян. — При его проектировании была заложена формула „трех С” — сверхзвуковая скорость, сверхманевренность, скрытость».

Эскизный проект МФИ был вскоре представлен командованию ВВС и успешно прошел экзамен перед госкомиссией. Впрочем, испытания проходили не всегда гладко. На основе продолжавшихся исследований и поисков вносились изменения в конструкцию. Нововведения внедрялись и при сборке опытного экземпляра самолета на заводе. К 1994 году проект претерпел шесть существенных изменений, четыре из которых были опробованы уже на летающей модели.

Первоначально планировалось поставить на истребителе двигатели с плоскими соплами — снижающими радиолокационную заметность. Однако такая конструкция оказалась труднореализуемой — прогорали стенки сопла при распределении температур. Зато конструкторы-двигателисты, разрабатывая новый двигатель, сумели осуществить управление вектора тяги самолета за счет регулируемых круглых сопел — маневренность МФИ возросла многократно.

Изрядно поработали конструкторы и с крыльями — они стали с прямой передней кромкой без наплыва и сильно отличались от истребителей предыдущего поколения. Это улучшило аэродинамические качества истребителя — «умное» крыло само приспосабливалось к режиму полета.

Трансформации подверглось и размещение вооружения — если смотреть на фото МФИ, то на нем нет привычных подвесок для бомб и ракет. Все оружие спрятано внутри корпуса тяжелого истребителя. Прорабатывался даже вариант грузового отсека в верхней части фюзеляжа, образно говоря, на крыше самолета, что могло облегчить пуск ракет по высоколетящим целям и при маневрах с перегрузкой.

Но из-за достаточно большого веса ракет от идеи пришлось отказаться — потребовались бы специальные краны при перезарядке на аэродроме. В итоге отсек вооружения разместили в привычной нижней части фюзеляжа, но в закрытом корпусе.

Должен был получить МФИ и РЛС нового поколения с фазированной антенной решеткой — намного эффективнее обычных РЛС с поворотным зеркалом антенны. Новинкой была и антенна «заднего вида», позволяющая обнаружить цели в задней полусфере и дать целеуказание ракетам, в том числе и с обратным стартом — запускаемыми в противоположную сторону от курса истребителя.

Новые разработки, применяемые при создании МФИ можно перечислять долго — их наберется ни на одну докторскую диссертацию. Самолет и впрямь обещал стать истребителем пятого поколения, равных которому нет в мире. Но так и не стал.

«Он хорошо летал, отменно показывал себя в полете, у этого истребителя должно было быть прекрасное будущее. Тем более, что самолет уже ждали в войсках, — рассказывает авиаконструктор Ованес Микоян.

— Однако финансирование свернули — времена для ВПК в начале 90-х были не лучшими. Уходили ведущие специалисты, деньги растворялись непонятно где. МФИ по сути были вынуждены законсервировать. А потом предпочтение отдали другому истребителю — Т-50».

Тем не менее, не смотря на небольшой пессимизм в рассуждениях, авиаконструктор считает, что работы по созданию МФИ не пропали даром. Те наработки, а порой и настоящие открытия и изобретения, уже используются в отечественном авиастроении.
 
«Сейчас предпочтение отдается глубокой модернизации существующих истребителей, что обусловлено финансовой составляющей, — говорит Микоян. — Но я убежден, что России в ближайшее время будет нужен такой многофункциональный истребитель. Перспективы есть, осталось дело за заказами от ВВС».