Об украинском национализме — на пальцах, — мнение

Об украинском национализме — на пальцах, — мнение | Русская весна

Если какой-то народ достаточно долго политически и, главное, экономически угнетается соседями или пришельцами, то рано или поздно доминирующей идеологией этого народа становятся различные формы национализма. Это — объективная закономерность.

Например, антисемитизм, как одна из форм национализма, возник в средневековой Европе после того, как пришлые еврейские банкиры начали контролировать денежные потоки, ущемляя местных финансистов. А крайняя форма национализма — нацизм начал развиваться в Германии после грабительского Версальского договора.

То же самое произошло и в западных (галицко-волынских) землях Украины. После распада Руси со временем появились два православных «собирателя русских земель» — Великие княжества Московское и Литовское. В последнее достаточно долго входили земли центральной и частично восточной нынешней Украины.

Лучший способ самоидентификации и консолидации народа — противостояние другому народу, а крайняя степень противостояния — война.

Так, в непрерывных войнах между этими княжествами, выковались два народа — с одной стороны русские, с другой — белорусы. Их справедливо называют «братскими» потому, что, во-первых, у них общая генеалогия; а во-вторых, у них общая цивилизационная ментальность — православие.

В то же время галицко-волынские земли были в тылу этих событий и оказались под влиянием сначала католической церкви, а затем и под властью католической Польши. Это были времена религиозной нетерпимости, сжигания еретиков, религиозных войн и крестовых походов.

Времена, когда церкви как институты, в том числе католицизм и православие, жестко противостояли друг другу, а службы в храмах начинались и заканчивались взаимными проклятиями. (Надо сказать, что ментальные различия между различными формами католицизма и православием настолько велики, что поведение противоположной стороны и сейчас иногда не читается). Мало-помалу, где мытьем, где катаньем галицко-волынские земли были окатоличены либо напрямую, либо через униатство.

Факт наличия, якобы компромиссного, униатства свидетельствует о том, что этот процесс шел совсем не просто, а с достаточно яростным сопротивлением коренного населения (червоноросов). Тем не менее, за столетия цивилизационное мировоззрение (ментальность) местного народа удалось изменить. (Например, во Львове в 1939 году насчитывалось менее 1% православных).

Таким образом, сформировался народ со своей ментальностью, на генетическом уровне нетерпимый к православию вообще и к народам его исповедующим (и в первую очередь, к русскому) в частности.

В то же время, центральные и восточные земли нынешней Украины перешли из Великого княжества Литовского к Польше гораздо позже и окатоличиться не успели еще и потому, что эта территория в силу разных причин стала, выражаясь современным языком, «зоной ответственности» православного войска Запорожского. Поэтому на этих землях сформировался третий братский народ — малоросы.

С другой стороны, коренное население галицко-волынских земель люто ненавидело поляков, захвативших политическую и экономическую власть в их землях и вытеснивших его на обочину истории. (Например, во Львове в 1939 году насчитывалось всего около 11% украинцев).

Так, в общих чертах, формировался галицко-волынский национализм, своим острием направленный как против поляков, так и против православных. И даже не столько против православных вообще, сколько против бывших собратьев.

Оно и понятно, соседке разрешается гораздо больше, чем жене.

В первой половине 20 века проявлениями этого антипольского и антиправославного национализма стали галицко-польская война 1918–1919 годов по недоразумению называемая украино-польской, война галицко-волынской повстанческой армии (по недоразумению называемой УПА*) с Армией Крайовой и Красной Армией, Волынская резня, Хатынь и другие, менее известные, но не менее кровавые, события. (Действия опереточной армии УНР мы опускаем, так как она больше занималась еврейскими погромами, чем пыталась противостоять не столько России как таковой, сколько большевикам).

В течение 19 века галицко-волынский национализм с территории теперь уже Австрии (в виду отсутствия Польши, как таковой) проник на территорию Малороссии. Где дал некоторые, едва заметные, всходы в среде малороссийской интеллигенции, в настоящее время раздутые националистической пропагандой до тропических зарослей.

В 1939 году галицко-волынские земли вошли в состав СССР (что было грубейшей геополитической ошибкой, но это отдельная история), а народ, на них проживающий, был объявлен «братским». (Впрочем, большевики объявили братскими, чуть ли не все, народы планеты). Хотя, на самом деле, этот народ был братским только в генеалогическом смысле, но не в ментальном. Кровные братья давно находились по разные стороны баррикад. Речь могла идти только о мирном сосуществовании.

После 1991-го у носителей галицко-волынского национализма впервые появился исторический шанс взять реванш за века угнетения и, не мытьем так катаньем, распространить свою идеологию и культуру на всю страну.

Чем они четверть века и занимаются с нарастающим ускорением, выдвинув лозунг «Украiна понад усе». (Знакомо, не правда ли? Где-то мы уже это слышали… Кажется — «Deutschland über alles»? если не ошибаюсь). Ничего другого в идеологическом плане национализм предложить не может.

Попутно выяснилось, что ментальность гораздо важнее кровного родства — извечные угнетатели поляки роднее и ближе, чем кровные родственники. (Хотя поляки от такого родства всячески открещиваются). Поэтому, не имея опыта государственного строительства, решили, вплоть до мелочей, копировать польский опыт времен средневековья. (Например, создание якобы православной, а на самом деле — новоуниатской, церкви Киевского патриархата). Тем не менее, надо признать, что определенных успехов на этом поприще они добились. Но по неопытности поспешили и наломали кучу дров.

Знание — сила. Надо понимать, что то, что сейчас происходит на Украине, не гражданское противостояние, как его многие называют, а цивилизационное.

Гражданские противостояния занимают максимум несколько лет. А цивилизационные, как показывает исторический опыт, — десятилетия и века. И продолжаются вплоть до Руины, уже однажды имевшей место во второй половине 17 века.

А так как за окном не времена средневековья, то существует только два цивилизованных пути решения этого противостояния — или брак по расчету с соблюдением интересов каждого супруга, или цивилизованный развод с дележом имущества. Третий путь — нецивилизованный — убийство одного их супругов. Что автоматически подразумевает вмешательство правоохранительных органов и прямиком ведет в международный трибунал. Который, заодно, и оформит окончательный развод.

В.К., специально для «Русской Весны»


*Запрещенная в России экстремистская организация