Зачем президент Азербайджана «поговорил, но не встретился» с Джемилевым и Чубаровым — мнение (+ФОТО)

Зачем президент Азербайджана «поговорил, но не встретился» с Джемилевым и Чубаровым — мнение (+ФОТО) | Русская весна

Радио «Азадлыг», вещающее на азербайджанском языке, сообщило, что в Стамбуле президент Азербайджана Ильхам Алиев встретился с так называемыми лидерами «крымско-татарского меджлиса» Рефатом Чубаровым и Мустафой Джемилевым.

Правда, пресс-служба президента Азербайджана заявила по этому поводу, что такой контакт «назвать встречей нельзя», потому что Джемилев и Чубаров во время перерыва на сессии саммита ОИС подошли к Алиеву, когда он пил чай.

Но на фотографии, размещенной в соцсети Facebook, сцена выглядит несколько иначе: Алиев вместе с министром иностранных дел Азербайджана Эльмаром Мамедъяровым беседуют, разместившись в уютных креслах. «Азадлыг» назвало такой шаг руководства Азербайджана «рискованным».

Действительно, Алиев с Мамедъяровым пьют чай в кулуарах саммита ОИК, вдруг подходят Джемилев и Чубаров, вступают в диалог. Не драться же с ними! Именно на такой сценарий делает акцент пресс-служба главы Азербайджана.

Но в мировой дипломатии активно используется прием случайных бесед — в перерывах каких-то форумов, в гостиницах и в других общественных местах — когда возникает повод. В данном случае контакт Алиева с Джемилевым и Чубаровым состоялся как «беседа в перерыве, вне официального заседания». По статусу это — неофициальные или полуофициальные переговоры.

В данном случае существует еще один важный нюанс. Джемилев и Чубаров отправились в Стамбул, где проходила 13-я сессия Организации исламской конференции (ОИК), в момент, когда власти Крыма приняли решение о приостановке деятельности «меджлиса» в Крыму в целях, как заявила прокурор Крыма Наталья Поклонская, «недопущения нарушения федерального законодательства». Решение будет действовать до вынесения решения Верховного суда Крыма по иску крымской прокуратуры о запрете Меджлиса.

Именно Джемилев, Чубаров и Ислямов в сентябре 2015 года объявили о начале продовольственной блокады Крыма. 

Сотрудничая с боевиками экстремистской группировки «Правый сектор»*, они останавливали въезд грузовиков с украинскими товарами на полуостров. Помимо этого, они не допускали ремонтные бригады к аварийным опорам ЛЭП в Херсонской области после нарушения энергоснабжения Крыма, вызванного подрывом конструкций в ноябре 2015 года. 

Более того, Джемилев заявлял о переброске на границу с Крымом «батальона смертников», который будет атаковать полуостров. То есть Москва расставила на этом направлении свои главные политические акценты, о чем президент Азербайджана Алиев не мог не знать.

Если его таким образом «подставляли» — чего нельзя исключать — то сделано это было не без ведома турецких властей и лично президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Выстраивая противостояние с Россией и разыгрывая «карту» крымских татар, он, как заявлял Джемилев, «взял курс на экономическое и военное сближение с Украиной», и, похоже, намерен пристегнуть к этой «колеснице» и Азербайджан, создать определенные осложнения в российско-азербайджанских отношениях.

Если все же речь идет о сознательной акции со стороны Баку, то тогда необходимо называть вещи своими именами. Не добившись дипломатических успехов в решении карабахской проблемы по своему сценарию (на западном направлении), столкнувшись после трехдневной карабахской войны с перспективой блокирования со стороны Минской группы ОБСЕ (МГ ОБСЕ) силового варианта решения проблемы, президент Алиев соблазняется возможностями сыграть по-крупному вместе с Турцией.

В своем выступлении в Стамбуле на 13-м саммите ОИС Алиев назвал «приоритетным сотрудничество с исламскими государствами».

В свою очередь его турецкий коллега Эрдоган, призвав ОИС «быть солидарной с Украиной», закольцовывает таким образом ситуацию в формате одной ногой в сторону старого польского проекта под названием Intermarium (Междуморье) — создание альянса стран, находящихся между Балтийским и Черным морями, с другой — в сторону Ближнего Востока, хотя ни на одном из этих направлений не существует устойчивой структуры безопасности.

На этом фоне не удивляет, что «сочувствие» Анкары к Киеву и к таким политикам, как Чубаров и Джемилев, возрастает, и к нему начинает подключаться и Баку. Такой новый альянс должен изменить подходы Москвы к проблеме карабахского урегулирования.

Что, к примеру, мешает президенту России Владимиру Путину «случайно» встретиться с президентом НКР Бако Саакяном, а потом, когда в Азербайджане начнется политическая истерика, объявить, что это «была не встреча, а просто Саакян подошел к Путину»?..


* Запрещенная в России экстремистская организация