Люди Коломойского будут создавать «партию мира» на Юго-Востоке, Запад и Центр отдадут «Самопомощи»

Люди Коломойского будут создавать «партию мира» на Юго-Востоке, Запад и Центр отдадут «Самопомощи» | Русская весна

Первый замглавы Днепропетровской обладминистрации Святослав Олейник рассказывает украинским СМИ о политических планах команды Коломойского

— Концерт-прощание команды Игоря Коломойского в Днепропетровске проходил под девизом, идентичным названию вашей партии, — «Україна майбутнього». Это был своего рода анонс политического проекта?

— Не совсем анонс, ведь партия существует не первый год. У нас даже есть фракции в областном и городском советах, но, думаю, в ближайшее время там ожидается пополнение. К тому же мы уже сейчас планируем участие в местных выборах осенью.

— Пополнение означает, что вы будете переманивать во фракцию других депутатов?

— Это означает, что мы не против добровольного перехода. Но нам нужно четкое соответствие идеологическим критериям нашей либеральной партии. Я вот как раньше не понимал идеологическую платформу Партии регионов, так и сейчас не вижу ее у «Блока Петра Порошенко». Кто они — центристы, правые, консерваторы? Сегодня идеологическая ниша есть у «Самопомощи» — это партия мелких буржуа. Мы с ними во многом близки, уважаем эту силу, считаем ее союзнической.

— Ни «Самопомощь», ни «Україна майбутнього» пока не стали по-настоящему общенациональными партиями…

— Ну, так мы пока и будем готовиться к местным выборам — каждый в своем регионе. «Україна майбутнього» не лезет во Львов, нас интересует в первую очередь Юго-Восток: Днепропетровская, Запорожская, Харьковская, Одесская области.

— А районы Донецкой и Луганской областей, подконтрольные Украине?

— Пойти в освобожденный Донбасс легко — сложнее идти в оккупированный. Вот это было бы интересно.

— А есть перспективы? Там ведь сейчас все чаще звучат тезисы о дальнейшей жизни в формате единой Украины, но на особых условиях. Вы поддерживаете какие-то контакты с сепаратистами?

— Пока мы были чиновниками, официальными лицами, мы не имели права на такие контакты. Мы миллион раз просили включить нас в состав переговорных групп — ведь Днепропетровская область граничит с Донецкой, есть связи. Но центральное правительство в Киеве нас не слушалось. Сейчас, в роли общественных деятелей, попробуем найти общий язык. Я говорю не за себя, но, думаю, Геннадий Корбан смог бы очень быстро наладить контакты, и это существенно ускорило бы имплементацию в Донбассе минских соглашений.

— С кем вы там собираетесь общаться? С официальными лицами, которых Киев считает террористами, или с какими-то низовыми лидерами?

— Поймите, вести переговоры с тем же Захарченко и его командой необходимо, если мы хотим мира. А мир — наш главный приоритет. Какими бы террористами ни были лидеры ДНР и ЛНР, без них имплементировать минские соглашения нельзя, они должны обеспечить проведение в Донбассе местных выборов. А на будущее диалог надо начинать вести действительно с местными горизонтальными структурами, представителями гражданского общества, работающими на оккупированных территориях.

— Ваша риторика о расширении полномочий местных органов власти в чем-то перекликается с тезисами сепаратистов…

— Вопрос децентрализации в Украине стоял до сепаратистов, будет стоять и после них. Это, между прочим, один из пунктов программы президента, если помните. Правда, пока он перевалил на местные органы власти только расходы, а о доходах как-то забыл.

— Нет, некоторые налоги вам все-таки отдали: на недвижимость, акцизы.

— Знаете, речь ведь не о новых налогах, можно обойтись и без них. Речь о справедливом распределении. Например, при Павле Лазаренко в Днепропетровской области оставалось 70% налогов, сейчас — 25%.