Проблему коррупции в больницах оккупированного Артемовска решают пустыми разговорами

Проблему коррупции в больницах оккупированного Артемовска решают пустыми разговорами | Русская весна

Депутаты Артемовского горсовета решили провести круглый стол непосредственно с участниками коррупционного процесса в сфере здравоохранения оккупированного Украиной города.

За круглым столом собираются говорить о коррупционных действиях людей, дававших клятву Гиппократа.

Давно известный факт, что на Украине «бесплатная медицина» в наличии только на бумаге, именуемой Конституцией Украины.

Но на деле выходит совершенно обратное. Многие врачи не приступят к выполнению своих прямых обязанностей, если им не дадут взятку.

Такое бездушное отношение людей в белых халатах существует давно, не только к умирающим людям, но и просто к пациентам на профилактическом лечении.

Мэр оккупированного хунтой города Алексей Рева привел пример, особо подчеркнув, что цифры неофициальные и нуждаются в проверке: на спецсчет по поручениям центральной районной больницы Артемовска больше всего денег заработал… рентгенкабинет — 108 тысяч гривен. А роддома (в сумме) — менее 14 тысяч, оба.

При том, что стоимость вознаграждения за успешные роды составляет далеко не одну тысячу. А не дай Боже мамочке предстоит кесарево сечение — сумма увеличивается минимум вдвое. Для справки: в Артемовске с начала года родилось более 710 младенцев.

О чем депутаты Артемовского горсовета собираются дискутировать с коррупционерами, остается только догадываться.

Клятва Гиппократа:

«Клянусь Аполлоном, врачом Асклепием, Гигеей и Панакеей, всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению следующую присягу и письменное обязательство: считать научившего меня врачебному искусству наравне с моими родителями, делиться с ним своими достатками и в случае надобности помогать ему в его нуждах; его потомство считать своими братьями.

Это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно и без всякого договора; наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому.

Я направляю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости.

Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно так же я не вручу никакой женщине абортивного кессария.

Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и свое искусство. В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всякого намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами.

Что бы при лечении — а также и без лечения — я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной.

Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастье в жизни и в искусстве и славе у всех людей на вечные времена, преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому».