Зачем элиты США делают из Трампа «предательскую макаронину в кармане Кремля»

Зачем элиты США делают из Трампа «предательскую макаронину в кармане Кремля» | Русская весна

Хельсинкское свидание двух президентов явно не попадает в разряд тех событий, о которых говорят: «Победила дружба (разрядка, дух сотрудничества и прочее)». 

И прежде — еще с конца 50-х годов, когда это называлось «духом Женевы», — случались встречи наших лидеров. Они знаменовали если не торжество чего-то чрезвычайно светлого, то, по крайней мере, ослабление конфронтационной риторики, введение ее в рамки умеренности.

Причем если в нашей стране политики и пресса были вполне управляемы — раз нынче разрядка, будем хвалить разрядку, — то в США, где был больший плюрализм мнений, также действовало правило не поносить внешнеполитические встречи совсем уже неумеренным образом. Можно и покритиковать, но без фанатизма.

Но этот американский обычай теперь в прошлом. Коллективный конгресс и коллективный CNN (вместе их также называют deep state) обличают своего президента с какой-то нечеловеческой злобой.

Бывший посол США в Москве Макфол: «Все, что от него (Трампа. — Прим. ред.) требовалось, это оказать хоть какое-то сопротивление. Он принял решение этого не делать».

Сенатор Маккейн: «Пресс-конференция в Хельсинки была одним из позорнейших выступлений президента США на памяти людей  Ясно, что саммит в Хельсинки был трагической ошибкой».

Глава ЦРУ при Обаме Джон Бреннан: «Выступление Дональда Трампа на пресс-конференции в Хельсинки выходит за пределы понятия особо тяжких преступлений и проступков. Это не что иное, как предательство. Он полностью в кармане Путина. Патриоты-республиканцы, вы где?»

Лидер демократического меньшинства в сенате Чак Шумер: «Он поверил словам человека из КГБ больше, чем словам сотрудников ЦРУ. Президент поставил собственные интересы выше безопасности и благополучия Соединенных Штатов».

Артист Шварценеггер: «Стоял там, как маленькая размокшая макаронина. Подставил американскую разведку, систему правосудия и страну в целом».

Передовица Washington post: «Трамп только что вступил в сговор с Россией. Открыто».

Читайте также: Главные секреты встречи Трампа и Путина: о чём не пишут и не говорят

Когда в ноябре 2016-го Трамп победил на выборах, в Штатах началась такая свистопляска, что казалось, куда уже дальше. Но нет — июль 2018 года показал, что есть куда.

То, что происходит сейчас, уже на уровне обвинений против Людовика XVI — «измена нации в союзе с коронованными тиранами» или против царицы Александры Федоровны, у которой, по мнению общественности, был в Царском Селе прямой провод с Берлином, по которому она немедленно сообщала кайзеру все планы cтавки.

Сам же настрой заливистой риторики более всего напоминает красноречие Павла Милюкова, произнесшего в Думе 1 ноября 1916 года свою пламенную речь «Глупость или измена?» С явным уклоном в сторону последней квалификации.

Переход к такому уровню внутриполитической риторики довольно неприятен, потому что после этого, как правило, кто-то должен кому-то свернуть шею.

Или тиран прогрессивной (патриотической) общественности, или общественность — тирану. В большой стране (а США — страна довольно большая) такая дилемма неприятна сугубо и трегубо.

Читайте также: «Я перепутал слова!» — Трамп оправдывается за фиаско на переговорах с Путиным

Что же касается России, ей остается только наблюдать за дальнейшим развитием событий, поскольку поддержка президента США при нынешнем состоянии американских умов скорее способна ему навредить, нежели помочь.

Бесспорно, истерия «Русские идут! Нет, русские уже пришли!» не может длиться вечно. Когда-нибудь американцам это надоест по той простой причине, что нельзя находиться в столь взвинченном состоянии длительное время — организм не выдерживает.

Но это общее соображение философического характера, а политики и дипломаты действуют здесь и сейчас, когда конвульсии у партнера не только не прекращаются, но напротив, усиливаются.

Читайте также: У Путина и Трампа появились новые идеи по Украине (ВИДЕО)

Ничего, кроме кутузовского «Терпение и время — два моих молодца», тут, пожалуй, не остается. Таков успокоительный дух Хельсинки.

Максим Соколов