Как ВКС противостоят «тоннельной войне» в Сирии

Как ВКС противостоят «тоннельной войне» в Сирии | Русская весна

Российские летчики, которые уже несколько лет помогают правительственным войскам Сирии бороться с боевиками, совершенствуют свое мастерство в противостоянии так называемой «тоннельной войне», «джихад-мобилям» и безрассудной жестокости террористов ИГИЛ*.

О том, чем война в Сирии отличается от других конфликтов, и как выжить в этом аду, рассказал РИА Новости Михаил — командир эскадрильи, базирующейся в Южном военном округе.

Страна песков

Михаил стал одним из российских летчиков, который побывал в Сирии, а ранее принимал участие в контртеррористической операции в Чечне. Задачи, которые ставились перед пилотами штурмовиков, схожие: поражение бронированной техники и живой силы противника, то есть боевиков. При этом условия существенно отличались.

«В Чечне горы, а в Сирии горно-пустынная местность, где объекты противника трудно распознаются, скрываются под подстилающей поверхностью, в песках», — рассказывает он.

Террористы используют рельеф для маскировки: «Они надевают камуфляжную одежду, перекрашивают машины в песчаный цвет, поэтому определить их местоположение порой возможно только по координатам», — отметил Михаил.

Люди с затуманенным рассудком

Еще одно кардинальное отличие сирийских террористов — их безрассудство.

«В Чечне кавказцы народ тоже горячий, но они действовали грамотно, а здесь такое ощущение, что они под действием каких-то веществ: они прут напролом, и им все равно, даже если рядом умирает кто-то, они переступают и идут дальше», — рассказывает он.

Отсутствие чувства самосохранения и жалости к другим делает террористов опасными, но уязвимыми противниками. «Лично я их воспринимаю просто как людей с затуманенным рассудком», — признался Михаил.

«Тушканчики»

Он рассказал, что у террористов в Сирии один из основных методов ведения боевых действий — тоннельная война. «Они как тушканчики прорывают тоннели, из которых есть много выходов, а потом могут подобраться очень близко и выскочить оттуда для удара», — сказал Михаил.

Для борьбы с этим создаются самолетные группы бомбардировщиков, которые сбрасывают на тоннели бетонобойные бомбы, а штурмовики завершают атаку.

Также боевики используют так называемые «джихад-мобили» — бронированные машины, начиненные взрывчаткой, для уничтожения большого числа людей. Михаил добавил, что неоднократно принимал участие в ликвидации этого невероятно опасного оружия.

Некогда бояться

Если «джихад-мобили» летчикам не опасны, то зенитные пушки — еще как. «По мне тоже стреляли, но не попадали. Выполнял пространственное маневрирование, чтобы уйти от разрывов», — поделился Михаил.

Он добавил, что страха при этом не испытывал. «Некогда бояться. Надо смотреть, с какой стороны противник, слушать ведомого, который с тобой летает и подсказывает, откуда идет поражение», — пояснил Михаил.

Поддержку штурмовикам оказывают российские истребители, которые также прикрывают и сирийскую авиацию. «Периодически видели сирийские самолеты, которые тоже работали на уничтожение НВФ.

Русо-русо

Часто контактировать с сирийскими военными и местным населением Михаилу не приходилось: практически все время занимала работа.

«Общались в основном только когда к нам с концертами приезжали. Сирийцы — доброжелательный народ… Маленькие дети, когда увидят человека в форме, бегут к нам с криками „русо, русо“ — приветствуют», — рассказал он.

На одном из сирийских аэродромов он познакомился с местным генералом.

«Казалось бы, генерал, а оказался душа-парень, очень общительный и с летчиками общался очень просто», — отметил он, добавив, что большинство тех, с кем довелось ему пообщаться, учились в СССР, и закалка у них советская.

«Народ нам очень близкий, и проблема терроризма общая. Буду помогать нашим столько, сколько потребуется. Решение для себя я уже принял», — заключил он.

Читайте также: В Сирии разбился неопознанный военный самолёт (+ВИДЕО, ФОТО)

Юлия Насулина


* запрещенная в РФ террористическая группировка