Что родила гора: о безумном саммите в Сингапуре

Что родила гора: о безумном саммите в Сингапуре | Русская весна

Ни одно международное событие последних лет не проходило в такой наэлектризованной атмосфере, как встреча лидеров США и Северной Кореи в Сингапуре.

Еще до начала саммита его уже успели сравнить с такими эпохальными, изменившими мир событиями, как встреча Ричарда Никсона и Мао Цзэдуна в Шанхае в 1972 году. О ней даже написана опера. О нынешней, сингапурской, можно лишь сказать, что это начало большого, возможно, многолетнего процесса, который, собственно, уже начинался несколько раз, но неизменно срывался.

О чем вели разговор Дональд Трамп и Ким Чен Ын (а ранее их команды переговорщиков)? О двух вещах, проходящих под жутко читающимися сокращениями: ППИНД (полная, проверяемая и необратимая денуклеаризация Корейского полуострова) в обмен на АГБ (американские гарантии безопасности для Северной Кореи).

В Сингапуре они условились, что договариваться надо именно на эти темы. Не более того. Никакого отказа Пхеньяна от ядерного оружия или, допустим, уничтожения существующих ракет прямо завтра не случится.

Разоружение в обмен на гарантии — таким же был ключевой принцип диалога и даже соглашений между теми же США и Северной Кореей еще в 1994 году.

И еще были аналогичные договоренности уже в нашем столетии, заключавшиеся или срывавшиеся накануне подписания. Во всех случаях речь шла о том, что корейцы сворачивают свои военные ядерные программы, что-то получая взамен: как минимум снятие санкций, американских или ооновских. Но также подразумевались те самые гарантии безопасности, да еще и поддержанные некоторыми другими странами.

И каждый раз эти договоренности, повторим, срывались, причем первый шаг к этому делали именно и исключительно США. А Северная Корея в ответ устраивала ядерные или ракетные испытания. И вот вам итог: если в 1994-м речь шла только о ядерных программах Пхеньяна, то сейчас КНДР приобрела пусть небольшой, но вполне работоспособный ядерный арсенал.

В Сингапуре также прозвучало следующее: Ким закроет полигон для ракетных испытаний (такой же для ядерных взрывов уже закрыт, точнее — пришел в негодность из-за обрушения подземных штолен), а Трамп не будет проводить военных маневров у северокорейских границ и не станет вводить против Севера новый букет санкций. Хотя речь всего лишь о заявлениях Трампа на пресс-конференции.

Чего в подписанном документе еще не значится: сроков его выполнения. Нет также подробной дорожной карты, где каждый шаг обеих сторон был бы четко расписан.

Нет и ясных определений того, каким именно образом США проверят ядерное разоружение Северной Кореи. Или что будет, если гарантии безопасности американцами не будут выполняться.

А кстати, что за гарантии? Об этом тоже ничего внятного не сказано.

Есть, собственно, только декларация о намерениях вернуться к прежней формуле соглашений, которые прежде уже почти достигались, но неизменно срывались американцами. А формула эта — клон той, что лежала в основе соглашений с Ираном о его денуклеаризации. Тех самых, которые Трамп только что разорвал.

В целом сингапурский саммит дал следующий результат. Любимая классическими американскими ястребами идея, что на маленькую Северную Корею надо просто посильнее надавить и она поддастся, — провалилась, и Трамп это почувствовал.

Нажим не работает. Два с лишним десятилетия прошли впустую. Так что возвращаемся к исходной идее все того же соглашения: ядерное разоружение в обмен на гарантии.

Теперь главный вопрос — время. Сколько потребуют переговоры, чтобы достичь ясного и подробного соглашения? Президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин на прошлой неделе сказал очевидное: нужны годы. Сейчас похожие заявления прозвучали со стороны госсекретаря США Майка Помпео, который и вел переговоры с корейцами в том же Сингапуре, а ранее — в Пхеньяне и не только там.

Если «годы» — значит, до конкретики дойдет, когда Трампа в Белом доме уже может не быть. С другой стороны, а как можно рассчитывать на что-то иное — особенно с учетом того, что произошло с аналогичным иранским соглашением?

Теперь у корейцев есть все основания требовать от Штатов гарантий на тот случай, если и это соглашение кому-то в Америке не понравится. А как такие гарантии могут выглядеть — вопрос сложный для любой дипломатии, не только северокорейской.

Получается, гора родила мышь — и саммит в Сингапуре был почти пустым? Не совсем. Значение имеет та самая абсолютно электрическая атмосфера, которая несколько недель наблюдалась в Сингапуре в частности и в Азии в целом — да и не только там.

Сингапурцы толпами подстерегали кортежи Трампа и Кима у их отелей, торговцы выставили на продажу «исторические» майки и прочие сувениры. В Южной Корее на Центральном железнодорожном вокзале публика аплодировала, увидев на экранах над головой рукопожатие Кима и Трампа.

Не забудем и про истерику США по поводу отмены саммита — и возвращение его на повестку дня; или о самых диких слухах, ходивших вокруг него: например, что Ким прилетит в Сингапур с эскортом китайских истребителей.

«Звездность» саммита, делающая его исключительным событием на фоне множества прочих международных встреч, объясняется просто. В Азии создалась негласная коалиция по принуждению и Кима, и особенно Трампа к нынешней встрече, к будущим переговорам.

В эту неформальную коалицию входят Южная Корея, Россия, Китай, Япония и другие — да, кстати, и сам Сингапур. Это те же шедшие годами шестисторонние переговоры по той же корейской проблеме (в них участвовали все упомянутые страны, кроме Сингапура). Но теперь они получают еще и массовую поддержку публики. Такую, что ее трудно игнорировать.

Саммит в Сингапуре — результат громадных усилий дипломатии всех упомянутых стран. Десятки встреч самого разного уровня, постоянные телефонные звонки…

Ким и Трамп, видимо, никогда не договорились бы один на один. Но если вся Азия (да и весь мир) хотят, чтобы для начала было соглашение наподобие только что подписанного, то такому массовому давлению трудно сопротивляться.

Дмитрий Косырев

Читайте также: Рамзан — не пармезан: Кадыров очень смешно ответил на клип Слепакова (ВИДЕО)